суббота, 22 декабря 2012 г.

Ну что, как там у вас в России?

Ну что, как там у вас в России?
Все так же холодно? Как бунт?
Вы,помнится, меня просили
Писать,как здесь дела идут.
У нас дождливо и теплеет,
Весь город ищет Рождество.
В садах и парках зеленеет,
Счастливых даже большинство.
Ношу осенние ботинки
И крайне легкое пальто.
Без реагентов и лезгинки,
Все хорошо,но все не то.
А вы как? Как у вас дороги?
Как конституция, жива?
Звучат ли с улиц монологи?
Как у девчонок Там дела?
Ну что, как там у вас в России?
Все так же холодно? Как бунт?
Вы,помнится, меня просили...
Но если честно- не идут.

вторник, 4 декабря 2012 г.

Домашняя революция.


Я наверно потеряла ориентиры,
Я наверно не смогу ночами спать.
Революция меж стен моей квартиры
Заставляет меня что-то выбирать.
Революция под скатертью, за шторой,
Революция под тапкой и ковром.
Революция зовет меня готовой,
Революция устроила погром.
Революция визжит со всех портретов,
В чашке чая плавает она,
Революция ломает парапеты.
Революция торжественно нужна.
Вот пока она крушит и губит.
А пути другого так и не нашлось.
И наверно так и дальше будет,
Будет житься так, как и жилось.
Но уже с потертыми краями,
С размозженной,  грязной головой.
Я должна стоять на Нараяме,
Но сейчас я все же верю в бой.



Почему-то.



Почему-то иногда так хочется
Засесть одной в мрачной комнате
Слушать, как под ногами кот ворочается,
И смущенно приговаривать «Вася, полно те».
Что бы пальцы непременно были испачканы
Чем-то вроде сырокопченой или докторской,
Что бы на столе лежали конфеты пачками,
В воображении второй раз окончен Оксфордский.

воскресенье, 25 ноября 2012 г.


Пустые вагоны оставлены нами.
Заполнятся тут же другими,
И наши поездки окажутся снами
Чужими, кому-то родными.
Конец всегда близок и очень заманчив:
Ведь после другие вагоны.
Но выйдя, замолкнем. Наш довод обмачив.
Другие у мира законы.

Песок ссыпается сквозь корни,
Вода стекает меж камней.
Уходит все, а мы лишь помним,
И жизнь дрожит среди смертей.
О чем ты думаешь в минуты
Бескрайней, громкой темноты?
О том, кто здесь? А Там живут ли?
А кто Потом, когда не ты?
Моя игра проходит в этих декорациях.
А кто сыграет здесь после меня?
Кто после будет видеть реформации,
Со мной одно и то же говоря?
Найдутся ли у этой пьесы зрители?
Их будет, может, больше, чем моих...
Меня они потом вообще увидят ли,
Или навечно мой спектакль для двоих? 

Россия. Кажется.

Россия, кажется, одета
В холодный траур, и давно.
Под похоронный марш монеток
Шагает гордо, но на дно.
Румяны щеки, но в морщинах,
И руки нежные слабы.
Кого хоронит? В чем причина?
Другой конец хотела бы?

воскресенье, 11 ноября 2012 г.

Сильная женщина.


Холодный взгляд, усталые ресницы,
Покой и тишина в ее лице.
Для всех она свободнее чем птица:
Весь их доход в одном ее кольце.
Она пройдется- сердце леденеет,
В ней грации бездонный океан,
Грустить она как будто не умеет,
Особый дар ей кем-то точно дан.
Она- вершина, что укрыта снегом,
Она - тот айсберг, что не одолеть,
Она победно-недоступная  как небо.
Она всесильна: страшно и смотреть.
Железная и стойкая как вечность,
В глазах ее так трудно разглядеть
Ту чувственность и женскую беспечность,
И нет в ней этого «мне нечего надеть».
А видят ли ее на самом деле?
В момент, когда приходит в дом она?
Без камуфляжа на усталом ее теле,
Когда голодная и полностью одна?
И на щеках когда уж лед совсем растаял
От жара старых слез и коньяка,
Когда ей вспомнится, как Тот ее оставил,
И после как наелась мышьяка.
Когда не хочется ей больше ни минуты,
Когда бессилие готово удушить,
Когда так хочется покончить с этой смутой,
Когда теряется оттенок слова «жить».

пятница, 9 ноября 2012 г.

Наше Благоустройство.

Завершился конкурс " Самое благоустроенное городское или сельское поселение". Медведев объявил победителей.
1-ое место- Саранск.
2-ые места Томск и Ульяновск.
Жители негодуют : с каких пор их города стали благоустроенными?


В оголтелой столице наскучило жить.

Сердцу нужны перемены.
Быстро в котомку весь хлам уложить
И убежать прочь из плена.
Это мой план на сегодняшний день.
Дмитрий Медведев, спасибо!
Вы наконец-то отбросили тень
С мест наилучших, красивых!
Я теперь знаю, что выбирать,
Знаю , где лучше устройство!
Вы научились-таки помогать.
Спасибо за беспокойство.
Я теперь знаю, что ужас подъездов,
Страх перед детской площадкой,
Грязь и разруха, проблемы проездов,
Стоит побед беспощадных.
Дмитрий, родной наш, где ваши глазки?
Где же здесь благоустройство?
Любите вы позитивные краски…
А у народа- расстройство.
По Макъявелли вам выглядеть нужно
И честным, и добрым, и славным.
А вы все о конкурсах. Как это грустно.
Обманы совсем не забавны


Стабильность.



Оно как-то глухо и вяло мычит,
Прячет свой взгляд без того исподлобья.
Рядом с ним Женщина мрачно молчит,
Кожа красна, как огонь преисподней.
Крика из губ Ее больше не выйдет,
Все же смирилась : ребенка растить.
Если малыш ее это увидит?
Сможет ли снова все это простить?
Руки в царапинах нервно вздымаются,
Пальцы, трясутся, хватают «оно».
То взвоет вдруг, вроде как защищается,
Но а на деле ему все равно.
Слезы впитав еще в первые годы,
Женщина тихо прощает его.
Все же не вылечить этой породы,
Трезвость- ее, алкоголь для него.

четверг, 8 ноября 2012 г.

Британские ученые доказали.


Британские ученые доказали,
Что мир наш истратил запасы идей.
Об этом по радио нам не сказали.
Наверно не хочется ранить людей.
Пускай поживут еще, олухи, славно.
Изобретают пусть велосипед,
Это порою ведь очень забавно.
Новое есть, а идеи-то нет!
Все под защитой, идеи опасны.
Зачем они людям? К чему приведут?
Раз нет идеи- то хитрые властны,
Родись вдруг идея- Другие придут.
Все ж без идеи живется спокойней.
Едем на старом, изучим-пойдем.
Конечно со свежим гораздо просторней,
Но где же мы свежее это найдем?
Британские ученые доказали.
Мир наш истратил запасы идей.
Спасибо, что этого нам не сказали.
Без этих знаний мы как-то смелей.